Однажды я попала в лес. В самой его чаще стоял домик. Нет, не на курьих ножках – домик с двумя террасами. Одна – вся в белом цвете, с креслами и клумбами. Другая – из дерева, с большим стеклянным столом и железным стульями.

Ночью дом показался диким и неприветливым, но уже с утра все наладилось. Залитые светом комнаты, высоченные потолки, кофе с “дымком”, камин, который согрел и душу, и тело. Одним словом, мы подружились. Я спокойно взяла “Отцов и детей” Тургенева и отправилась на деревянную террасу, совершенно не подозревая об опасностях, которые может таить лес Пенсильвании.

Строчки романа погружали меня в атмосферу девятнадцатого века, в которой находилось так много общего с моим нынешним местонахождением. Его герои часто завтракали на террасе. Самые богатые владели лесами, озерами и полями. В Пенсильвании в двадцать первом веке – все именно так. И у этого нашего, на первый взгляд, дикого дома есть хозяин. За определенную плату он разрешает постояльцам из Нью-Йорка и других крупных городов на время соприкоснуться с природой и тишиной.

Сижу я за столом, поют птицы, но в целом очень тихо. И вдруг, в эту идиллию врывается хруст веток. Неспешно отрывая глаза от книги, я поворачиваюсь налево. И вижу большого бурого медведя, который целенаправленно идет в мою сторону. Резко вскакиваю, стул отъезжает назад и громко гремит, соприкасаясь с полом. Зверь тоже останавливается и отпрыгивает. Несколько мгновений мы смотрим друг на друга, стараясь здраво оценить ситуацию. Не знаю, что происходило с медведем, но меня обдало жаром с ног до головы, я приготовилась бежать.

Но этого делать не пришлось. Незнакомец сам стал удаляться. Я, дрожащими руками, хватаю телефон, чтобы запечатлеть эту встречу на века (иначе, ни кто ж не поверит). Не тут-то было – он садится, как только я навожу объектив на медведя.

Вот так мы и расстаемся. Я грустно смотрю в след царю леса и слушаю звуки ломающегося под его лапами хвороста. Жалею, что так резко вскочила и спугнула не желающего мне зла существо. И думаю о том, что не так страшен черт, как его малюют. Медведи, оказывается, тоже есть безобидные.